Он-лайн консультация
Консультация по e-mail Контакты

Отзыв о проведении ЭМА, интервью с Ириной

Интервью с Ириной. О лечении миомы бусерелином, об операции по удалению миомы, рецидиве и последующей успешной эмболизации.

Интервью с Ириной.

Расшифровка интервью, полная версия

— Расскажите, какие эмоции и чувства вы испытали, когда услышали, что у вас миома?

В тот день, когда я узнала, что у меня миома, я не испытала никаких эмоций, так как врач сказала мне это между делом: «есть небольшая миома, будем наблюдаться». Далее мы говорили на другие темы. Меня никак не тронуло сообщение о миоме, потому что врач, казалось, не придала этому особого значения. И я тоже не придала. А когда через некоторое время начали появляться проблемы со здоровьем, боли, сильные выделения, то я целенаправленно обратилась к врачу. Был уже более серьезный разговор о том, что миому нужно лечить. Меня наблюдали долго, примерно 6–7 лет.

— Вы не знали, чем это грозит и какое есть лечение?

Я ничего не знала, доктор об этом не говорила. Врач считала, что нужно просто наблюдать за темпами роста. В зависимости от этого, в будущем будет принято решение. Рост на взгляд доктора был незначительным, меня просто наблюдали. До тех пор, пока я не пришла с кровотечением. Тогда доктор схватилась за голову. Срочно была вызвана «скорая», меня госпитализировали в больницу.

— Вы испугались?

Конечно, я испугалась. После того как было несколько лет наблюдений, а потом резко «скорая» и больница, - мне было очень страшно. Я не понимала, что это такое. В больнице мне сказали, что можно удалить матку или попробовать вылечиться другим методом: поделать уколы Бусерелина, вызвать искусственный климакс, и тогда миома замедлит рост или вообще пропадет. В больнице мне сказали, что в принципе можно удалить матку, но можно попробовать и другим методом, поделать уколы Бусерелина, вызвать искусственный климакс, и тогда миома замедлится или вообще пропадет, и я смогу дальше жить спокойно.

— Вы не планировали иметь детей?

Нет. Детей я иметь не планировала. Расскажу подробнее о госпитализации и беседе с доктором.Доктор меня спросила, хочу ли я иметь ещё детей. Я сказала: «Нет». Тогда меня спросили: «Согласны ли Вы удалить матку»? Я сказала: «Нет». Доктор предложила делать бусерелин. Нужно было сделать три укола с периодичностью 28 дней. После первого укола мне было плохо. Болела голова, тряслись руки, я плохо соображала. Я вспоминала минуты три, сколько будет дважды два! Это был ужас. Когда я думала о том, что мне нужно сделать еще два укола, от этой мысли мне становилось еще хуже. Я пошла в женскую консультацию, чтобы спросить: можно ли облегчить моё состояние? На что врач сказала: "Бусерелин? Боже мой, какая глупость, сейчас есть другие методы". Мне дали направление в 31-ю городскую больницу на консультацию к доктору Бреусенко. После консультации Бреусенко предложила мне удалить самый большой узел, который у меня был. Я согласилась, и узел удалили. Моя жизнь наладилась, наверное, на 2–2,5 месяца. Потом все началось снова: остальные узлы начали расти. Об ЭМА я узнала от Бреусенко. Моё состояние стало ухудшаться, я пыталась связаться с 31-й больницей, чтобы сделать ЭМА. Но телефоны были недоступны. Тогда я стала искать ответ в Интернете. Я понимала, что нахожусь в Москве, где есть возможности, много врачей, клиник. В Интернете я наткнулась на этот сайт, но фамилию Бобров я впервые услышала еще от Бреусенко. В Интернете много разных сайтов, и когда я поняла, что попала туда, где работает Бобров, я стала изучать. Нашла то, что мне нужно, записалась на консультацию.

— А опасений по самому методу у вас не было? Он довольно нестандартный и далеко не все о нем знают.

Опасений у меня никаких не было, потому что уже была доведена до последней стадии отчаяния, мне же было всё равно! Я понимала, что-либо удаляют матку, либо как-то нужно спасти. Сто или может больше раз на сайте я просмотрела, как идет операция, у меня начиналось утро с этого, шла к компьютеру, включала этот ролик и смотрела, смотрела, смотрела. Я поняла, что ничего страшного не будет.

— А почему большой узел удалили, если был разговор о Боброве?

Разговор об ЭМА и Боброве состоялся после операции. Операция была в феврале, а когда я пришла в мае на контрольное УЗИ, и УЗИ показало, что узлы увеличиваются, и тогда уже сказали: «Давайте пробовать ЭМА».

— А как думаете, почему врач об этом первый раз не сказала?

Я не знаю. Для меня это загадка.

— Когда вы обратились к Борису Юрьевичу, как решилось, что будет дальше?

Для меня было важно, чтобы после операции я находилась под наблюдением врачей. Я прочитала о возможных неудобствах, боли и так далее. А так как я живу только с сыном, то какой-либо помощи в виде уколов и дополнительной заботы мне ждать не приходилось. Поэтому мне было важно сколько нужно находиться в клинике под наблюдением врачей, при помощи медсестер. Из этих соображений была выбрана, конечно, Европейская Клиника. Здесь для меня было всё ясно.

— На операции было всё так же, как на видео?

Практически всё было так же, как и там. Операция проходила, как было в ролике. Единственное: я не видела экрана, как всё внутри происходит. Во всём остальном всё было так, как в ролике. Даже мне показалось, что для меня это прошло быстрее. Во время операции я совершенно не боялась, Борис Юрьевич, конечно, со мной разговаривал, говорил по поводу манипуляций которые со мной проходят. Потом Борис Юрьевич разговаривал с доктором Лубниным, даже в какой-то момент в их беседу я включилась, в общем было как-то так забавно.

— Когда отходили от наркоза, что с вами было?

Ничего необычного после операции не было. Всё было ожидаемо. В принципе, боли начались к 2-м часам ночи. Решила геройствовать, потерпеть, потом прошло, минут 10–15, и я решила, что всё-таки нет, я не выдержу. Я нажала на кнопочку, медсестра как будто стояла у меня под дверью! Пришла медсестра, спросила меня: «Что случилось»? Я ответила: «Болит». Мне сделали укол. Я уснула. После выписки продолжались ночные боли. Именно как раз около 2-х часов ночи, всё начиналось, каждую ночь. Первую ночь, проведенную дома, в 2 часа ночи, заболел низ живота. Но боли были терпимые, не такие, как в первые ночи, терпимые, похожие на предродовые схватки. Я проснулась от того, что я тру себе кулаком поясницу и дышу как собачка. Что-токогда-то со мной похожее было, и я вспомнила, что 25 лет назад, когда я рожала своего сына, это самое со мной и было. Я всю ночь то ходила, то лежала, то сидела, но терпимо. Всё случилось хорошо.

— И долго продолжались боли?

Пятая моя ночь прошла без болей.

— А после этого были, какие-то побочные эффекты операции?

На седьмой где-то день у меня заболела правая нога. Я подумала, что это что-то связанное с операцией. Я начала звонить Лубнину Д.М., трубку он не взял, я подумала: «Ну все, обманули, заманили и не отвечают». Время 8 часов вечера. Потом позвонила еще раз, около 9 вечера. Тут я окончательно убедилась, что это был обман! И вдруг, минут через 15 после моего звонка, приходит СМС: «Меня нет в Москве, что у вас случилось»? Я была поражена! Мне еще никогда за мою жизнь никто из докторов, не звонил, не писал СМС и не интересовался как мои дела. Я написала, что болит правая нога, операция была такого-то числа, он написал какую мазь применить. Я ответила, что сейчас такой нет, есть аналог. Он сказал, что аналог тоже хорошо. Я помазала, где-то 2 дня, и всё прошло.

— Потом наблюдались?

Потом пришла на контрольное УЗИ. Дмитрий Михайлович меня похвалил, сказал что очень хорошие результаты, на четверть за три месяца узлы уменьшились. Часть узлов или одного узла из меня вышли. По инструкции я знала, что такое возможно, и что это хорошо и безболезненно.

— Симптомы, которые были до операции, они как быстро ушли?

Практически через месяц у меня нормализовались месячные, обильность, и боли ушли. Я очень рада.

— А если забежать назад, и вам бы удалили матку?

Матку удалить не лучше. Я тесно изучала этот вопрос и поняла, что это осложнения для организма. Не инсульты, не инфаркты, а, к примеру, недержание мочи. У меня есть в семье пример, когда это крайне неприятно. Запахи и все прочее, мне проще сохранить орган и приходить на консультации, мне это проще.

— Первый раз, когда вам предлагали метод лечения уколами и преждевременный климакс, это же тоже вред организму, риск заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Преждевременный климакс мною был выбран потому как доктор мне объяснил, что это будет не навсегда, этот климакс будет временный, и потом организм начнет работать, как положено, но миомы могут замедлить свой рост. Поэтому я пошла на эту процедуру. А удаление — это значит, климакс наступит раз и навсегда, и начнутся проблемы с этим связанные. Поэтому я любыми судьбами старалась сохранить орган.

— Как реагировали родные и близкие на ваши решения?

Родные, подруги меня всегда поддерживали, у меня сын вообще мало что в этом понимает, поэтому сказал: «Решай как нужно, делай как нужно, я тебя поддержу». Подруга лучшая тоже сказала: «Я тебя поддержу, любая помощь, мы с тобой». Родители, к сожалению, умерли, поэтому больше никого у меня нет.

— То есть в этом решении вы полагались на видео и отзывы?

Кроме просмотра видео об операции, конечно, я читала отзывы на форуме Миома.ру, собственно говоря и все. Кроме отзывов я естественно читала, что отвечает доктор, и оказалось что ЭМА — моё спасение.

— Не было ли подозрений, что на форуме реклама?

Если сравнивать удаление матки и метод ЭМА, то ЭМА мне показалось просто чудом, никаких подозрений, что меня туда заманивают, чтобы сделать операцию, выкачать деньги. Таких сомнений у меня не было. Первое, откуда я об этом узнала, это 31-я городская больница. Не было подозрений. А побывав на приеме у Лубнина Д.М. с его стороны не было никаких настоятельных рекомендаций сдать анализы именно в Европейской клинике. Просто был список анализов, я могла их сделать где угодно за любую цену в любое время. Подозрений в шарлатанстве не было.

— В СМИ очень часто говорят про врачей-убийц, про плохое образование, у вас не было мыслей поехать в другую страну на лечение?

Мыслей поехать в другую страну у меня не было. У моей подруги много знакомых, живут за границей, они местные жители Германии, Испании и т. д. Мы часто с ними общаемся, они приезжают сюда и многие из них приезжают в Россию лечиться. Поэтому я понимала, что хорошие и плохие врачи есть везде, и это было моим счастьем, что я нашла эту клинику, этих врачей и попала сюда.

— Почему стараются удалить матку и не говорят об этом методе?

У меня вообще сложилось такое впечатление, что многие врачи просто об этом методе не знают. А те, кто знают, не владеют достаточной информации об ЭМА. Тем, кто знает, но не делает, нужно учиться, нужно специальное оборудование, повышать квалификацию врачей, потом от государства нужны на это средства. Я так понимаю, что просто этого ничего не делается. Поэтому проще поступить так, как наиболее доступно: взял, удалил, получил финансирование и всё у всех хорошо. У женщины нет проблем, по их мнению, избавили от мешка лишнего, врач молодец, он сделал все что мог.

— А после того, как вам провели эту операцию, были ли какие-то вопросы про ЭМА от других врачей?

На вопрос о том, что говорили врачи после операции, я бы ответила так: разговоров о том, что будет некроз, какие-то осложнения, такого я от других врачей не слышала. Честно говоря, я была только у одного врача и то по необходимости, в женской консультации, мне позвонили, спросили: «Как твои дела, принесите выписку, мы в карточку должны вклеить, что с тобой происходит». Только по этой причине я, собственно, туда пришла. Единственное, что она меня спросила, это сколько я заплатила, на что был такой ответ: «Чем платить такие деньги проще уж удалить и всё». Я ушла, и на этом как бы разговор закончился.

— Когда ушли симптомы окончательно?

Практически через месяц симптомы, которые были до операции, ушли. Всё нормализовалось, кровотечения прекратились, боли ушли. Я стала человеком.

— Не могли бы вы описать сам метод, что с вами происходило на операционном столе?

На операционном столе, насколько я успела изучить, сделали прокол в ноге, дошли до матки, вошли в кровеносную систему этих миом, ввели туда вещество — эмболы. Это вещество блокирует кровеносную систему миом, и они постепенно умирают и умирают и всё становится хорошо.

— Если бы у вашей подруги возникла такая же проблема, что бы вы посоветовали?

У моей двоюродной сестры возникла такая проблема. Первое, что я ей посоветовала, это приехать в Москву и сходить на консультацию к Лубнину Д. М. Что и было сделано. Поле этого Лубнин Д.М. дал свои рекомендации сестра начала их тщательно выполнять, она из Брянска. Там на месте было жесточайшее сопротивление, даже в июне 2013 г. я специально туда поехала, пошла в больницу на разговор с заведующей гинекологии, и только после моего визита уже стало возможно сдавать анализы, потому что до этого анализов гинекологических не происходило. Сдавала кровь, то мочу, то еще что-то. В итоге всё-таки ничего не получилось. После сдачи аспирата у сестры начались кровотечения, они её быстренько отправили в Брянскую областную больницу и удалили матку. Естественно перед операцией сказали, что постараются сохранить орган по возможности. Человеку под действием наркоза дают подписывать всё, что дают, а потом выясняется, что во время операции спасти орган нельзя было. До операции ты все это подписала, и теперь жизнь продолжается так, как она есть. Чтобы избежать удаления матки, нужно быть грамотным, разумным и настойчивым. Разумность и настойчивость — это очень важно. Потому что противостоять той, негативной информации, которую на тебя выливают врачи, как всё плохо, что умрешь если не удалить матку, а если ЭМА-то это всё ерунда, ничего не поможет, и только выбросишь деньги. Этому противостоять очень сложно, когда ты понимаешь что с тобой беда. Поэтому: разумность и настойчивость!

Оставить свой отзыв
Смотрите также
Низкий поклон и благодарность Боброву и Лубнину!...
Татьяна
Удачная беременность после ЭМА...
Sorroka
Две недели назад мне сделали ЭМА, спешу поделиться своими впечатлениями!...
Yanusia
Опыт ЭМА, Елена
Рассказ Натальи
Рассказ Елены