Консультация по e-mail Контакты

Рассказ Натальи

Мы продолжаем публиковать серию интервью с нашими пациентками, перенесшими ЭМА по-поводу миомы матки.

Отзыв об эмболизации маточных артерий. Наталья: рассказ о личном опыте

Расшифровка интервью, полная версия

— Расскажите, пожалуйста, о том дне, когда вы узнали, что у вас миома матки. Какие были эмоции?

На самом деле единственного дня и эмоций не было такого. Был плавный переход от подозрения на миому до момента, когда сказали что она уже таких размеров, что нужно все отрезать. Меня не пытались лечить. Меня наблюдали и констатировали факты. Потом в один момент сразу сказали, что пора все отрезать. Эмоции это, конечно, слезы, шок, обида, что ничего не лечили и, в конце концов, все отрезать. Упущение врачей, что резко только под нож.

— Как отреагировали? Почему не согласились?

Я считаю себя достаточно продвинутым человеком, пользующимся всяческими новшествами. Я поняла, что мне нужно получить массу информации, консультации множества врачей. Нужно просмотреть, как люди с этим живут, что происходит, как с этим можно бороться. Пошла по врачам у себя в городе. В результате получила такой же точно ответ, который меня не устроил. После года- полутора от момента, когда мне первый раз предложили операцию, после этого было еще три врача, которые не смогли мне помочь. В интернете наткнулась на метод Боброва Б.Ю. и Лубнина Д.М. после чего попала сюда на консультацию.

— Почему поверили в это?

Я попала на форум, где девушки рассказывали о своих историях во время операции и после операций, как они живут дальше. Больше подкупили те отзывы девушек, у которых после этой операции родились дети. Я поняла, что если метод не нарушает детородную функцию женщины, для которой собственно она живет, то, наверное, можно попробовать поверить этим людям. Тем более что отрезать я всегда успею. А если кто-то спросит, «как же вам не жалко было денег», как это говорили в моем городе, то деньги они же не главное в жизни человека.

— А лечащий врач вас не отговаривал?

Лечащий врач не знал, что я буду делать эту операцию, я пошла к заведующей. Лечащий гинеколог говорил сразу отрезать и все, после чего я всё поняла. И пошла к заведующей. Она, говорят по отзывам, достаточно продвинутый человек. Но на самом деле я услышала то же самое, что «Вам много лет, зачем все это?» Поддержки не было. Мне было 38 лет. Зато она помогла сдать все анализы, которые было необходимо, мне не пришлось где-то в других местах искать чего-то.

— Когда прошла операция?

Год назад. 31 октября 2012 г.

— Когда приехали после операции домой, пришли к врачу, какая была реакция?

Когда приехала домой продлевать больничный лист, мне сразу с ужасом продлили на 16 дней На самом деле послеоперационный период дней 10 — больше чем достаточно. По-прежнему просят приносить УЗИ послеоперационные, вот уже два раза была после операции. Считаю, что нужно делать УЗИ у одного доктора, который наблюдает и видит все процессы. Теперь делаю копии УЗИ, несу заведующей, не для того, чтобы следили за мной, а с целью, что может она посоветует кому-то спасти свой организм. Даст совет или хотя бы не будет отговаривать. Цель такая!

— А метод такой вас не напугал? Ведь всё-таки необычно так, странно?

Иди на операцию я боялась. Когда уже были все анализы, когда назначили дату операции, конечно, было жутко. Но доктора молодцы, что на сайт выложили видео самой операции. Я его посмотрела, мне было не по себе. Но зато когда я сама попала уже на эту операцию, я знала, что со мной будет происходить вплоть до пошагового этапа. Могла смотреть на монитор, что сейчас происходит во мне. Потом, от того количества успокоительных, которые мне дали перед операцией, уже было не страшно.

— Доктора с вами разговаривали? Успокаивали во время операции?

Разговоров было не очень много, Борис Юрьевич подошел, поздоровался. Сказал, что сейчас будет укольчик, будет такое ощущение, потом будут другие ощущения. Дальше уже пошли разговоры про лошадей, про самолеты, кто, куда хотел бы полететь, и так как я была в состоянии под действием успокоительных, то я и слова вставить не могла. Мне показалось, что все прошло быстро. Разговоры приносили удовольствие, было даже интересно слушать, хорошо пролетело время.

— А после операции были ли какие-то побочные реакции? Совпали ли ваши ожидания с реальностью?

Про то, что может подняться температура, меня предупредили, что могут появиться боли, я знала. Но на самом деле боли были гораздо меньше ожидаемого. Лекарств прописывают, например, упаковку, чтобы обезболивать. Мне понадобилось только два укола. Это я связываю с тем, что на следующий день после операции я уехала домой, хотя Дмитрий Михайлович был очень удивлен, что мне нужно в поезд, и что я должна уже ехать. То есть через сутки ровно после операции я уже лежала в поезде. Неделю я потом отлежалась дома. Этого мне было достаточно, чтобы восстановиться.

— А в поезде был какой-то дискомфорт?

В самом поезде мне было комфортно, мы брали купе. Я ехала с подругой очень близкой мне, она меня оберегала как хрупкую вазу, тут же вколола укол. Дома уже восстановилась окончательно, «стены дома помогают». На третий день я уже готовила кушать, уже все было хорошо. Единственное не ходила на работу.

— Боли в бедре или еще как-то были?

Боли были просто тянущие в пояснице. Особо болей в бедре в месте укола не было. На третий день место прокола я нашла уже с трудом, настолько он был мал. А так… как будто что-то потянула, мышцы или суставы, такая вот боль. Буквально 3–4 дня с учетом того, что я ехала на поезде домой.

— Симптомы до операции быстро прошли?

Обильность и длительность месячных уменьшилась. Было три больших узла. Месяца через два я поняла, что жизнь налаживается, можно спать ночами, можно носить любую одежду в критические дни. Я считаю, что выбор был сделан правильно, хотя бы с эстетической стороны, нервов стало тратиться меньше. Боялась раньше долго сидеть, никаких поездок нельзя было запланировать. В чужую машину, бывало, не сядешь, теперь спокойно все эти дни переживаю и не ощущаю разницы между жизнью обычной и в критические свои дни.

— А если открутим ситуацию назад. К примеру, вы легли в обычную больницу, удалили матку. И никаких месячных, болей, дискомфорта.

Почему я не удалила матку? На самом деле я воспользовалась тем же Интернетом, и прочитала, что, во-первых, мне предлагали удаление матки, но «только что-то останется, будете чувствовать себя нормально и женщиной как всегда». Я даже не стала вдаваться в подробности, но на самом деле удаление матки приводит к каким-то необратимым последствиям. Терапевт, перед тем как положить меня сюда в клинику, сама пережила такую ситуацию. Ей удалили матку, и она рассказала, что у неё появилась борода, начал грубеть голос. Я не хочу становиться мужчиной. В тот момент боялась именно этого. Организм начнет сыпаться в других местах.

— Почему доктора в Липецке не советуют метод ЭМА?

В Липецке знают об этом методе, но у врачей почему-то плохие отзывы и мнения об этом. Насколько я поняла в разговоре с одним гинекологом, его даже делали, но с другим препаратом, ПВА, по-моему, даже. Было много побочных эффектов. Я поняла, прочитав литературу и информацию, поняла, что не решает сам препарат. Многое зависит от умения докторов. Многие уверяют, что «все равно потом придешь в обычную больницу, будет некроз матки, все равно придется удалять». Уже не говоря о деньгах даже.

— Почему не поехали заграницу лечиться?

Я не сторонник заграничных врачей. У них, так же как и у нас, есть хорошие и плохие врачи. Там могут что-то сделать плохо, а тут хорошо, точно так же и наоборот. Когда я приехала на консультацию к Дмитрию Михайловичу, он не уговаривал меня на ЭМА. Он рассказал и показал что чего и как. Разговор шел с того, что мне предлагали уже три раза удалить матку. Всё одно и то же от Москвы, до Владивостока. Он очень молчаливый доктор, но если говорит, то ёмкими фразами. Он достал книгу, старую книгу, 40-х годов. В ней открыл страницу, где было написано, что женщина не может без матки. Дал лист назначений, и всё. Не уговаривал и не отговаривал. Надумаете, пишите. Такая была ситуация, решение приняла самостоятельно, не собиралась больше никуда.

— Должен ли знать пациент, что с ним происходит на операционном столе?

Я думаю должен обязательно. Наши врачи неплохие, в нашем городе. Но они были хороши до момента выпуска из институтов, когда стремились чего-то достигнуть, а потом так и остались на одном уровне. Врачи из «Европейской клиники» пошли дальше, стали осваивать этот новый метод, стали практиковаться. Стали более профессиональными. Наши врачи остались на своем уровне, всё же подготовки, семинары стоят денег, сами понимаете. И не каждый врач считает, что нужно вкладывать средства, когда можно и так работать. Поток пациентов идёт, он всегда будет. Женщины после всяческих операций всё равно приходят в женскую консультацию, создавая тем самым поток посетителей. Он работает по-старинке. А тут я сделала эту операцию, потратила денег, но мне больше в консультацию не надо, и я из потока получается, выпадаю. Поэтому отдаться профессионалу, да, если ты видишь, что человек для твоего здоровья сделает лучше.

— Можете вкратце рассказать, что такое ЭМА?

Я это понимаю, как закупорка. Миому питают множество маленьких сосудиков, не та большая артерия, которая питает матку, а множество маленьких. ЭМА — это закупорка этих маленьких сосудов, с помощью препарата, самого дорогого, что входит по стоимости в саму операцию. Сосуды закрываются, и миома прекращает получать питание. Со мной происходило именно так, сделали прокол в бедренную артерию через длинный катетер. Длинная трубочка, мне её показали. И с одной стороны со шприцом. Голубые частицы вводились в этот катетер, прямо к месту миомы. Не чувствовала ничего абсолютно, была анестезия.

— Своим подругам советуете этот метод? Как снимаете их беспокойство?

Я советую этот метод, но по моим стопам еще никто не пошёл. Не знаю почему, но в первом случае, это девочка только родила и до сих пор надеется, что миома сама рассосётся после рождения детей. Там больше пока процесс познания себя, своего организма. Вторая женщина, она старше меня, хочет дождаться климакса, говорит, что с приходом климакса миома усыхает. В моем случае я стараюсь привести пример, подробный пример своего решения. Если я вижу, что предлагают какие-либо способы лечения, я всегда рассказываю про способ ЭМА.

— Почему молодые девушки не соглашаются на метод ЭМА, а идут сразу на удаление?

Я думаю из-за отсутствия жизненного опыта. Я понимаю, когда те, у кого есть дети. Там можно удалить и худо-бедно жить дальше. А ведь много молодых девчонок, которым удаляют матку, ещё не родив детей. Я не могу представить как так. Лучше отдать деньги. Пусть не получится: лучше пожалеть о том, что сделано, чем пожалеть о том, что не сделано.

— Что делать, если женщина узнала о таком диагнозе?

Все мы воспитаны по-разному. Что конкретно можно сделать, я не знаю. ЭМА это способ, к нему нужно прийти. Миома лекарствами не лечится, я пила два месяца дорогостоящие таблетки, поправилась на 10 килограмм. Никаких результатов. Можно травки пить, мухоморы глотать — толку никакого. Отравление идёт всего организма, миома одна только не пройдет. К ЭМА каждый должен прийти сам, нет какого-то определенного способа настоять на этом. Каждый должен выбрать сам.

— Как вы считаете, как стимулировать пациенток на лечение?

Я об этом не думала, я правда не знаю. Можно выдать брошюры какие-то. Но это не врачам, они положат в тумбочку и всё. На улице раздавать тоже не вариант. На государственном уровне, программы «Материнства и детства», чтобы ЭМА стала официальной программой. Борис Юрьевич, я знаю, и так много ездит по странам и за рубежом читает лекции и семинары. Может, стоит сделать какие-то квоты, чтобы занятия были бесплатными для врачей, может в институтах, чтобы врачам была доступна информация.

— Встречали ли врачей, которые поддерживали бы этот метод?

Вообще таких врачей я не встречала. Опыт общения был со своими врачами из моего города только. В основном общаюсь только с Дмитрием Михайловичем, он же мой гинеколог, у него теперь наблюдаюсь только. А Бориса Юрьевича видела только на операции. И сейчас 5 минут, когда он меня встретил здесь.

— Сколько в общей сложности наблюдали миому?

Год прошел после операции, и наблюдали меня в течение 5 лет. Сначала размеры такие, потом вот такие, потом отрезать. Тогда я доверилась тем врачам: мы наблюдаем, ничего не делаем. Может так и правильно? Я же не специалист. Пока гром не грянет, мы ничего не делаем, получается. Вот полтора года назад грянул гром, вот только тогда решили.

Оставить свой отзыв
Смотрите также
Низкий поклон и благодарность Боброву и Лубнину!...
Татьяна
Удачная беременность после ЭМА...
Sorroka
Две недели назад мне сделали ЭМА, спешу поделиться своими впечатлениями!...
Yanusia
Опыт ЭМА, Елена
Рассказ Елены
Рассказ Антонины