Консультация по e-mail Контакты

Рассказ Антонины

Мы продолжаем публиковать серию интервью с нашими пациентками, перенесшими ЭМА по-поводу миомы матки.

История лечения миомы матки. Личный опыт Антонины. Рассказ об ЭМА

Расшифровка интервью, полная версия

— Для начала хотелось бы, чтобы вы рассказали о том дне, когда вы узнали что у вас миома матки и том, что вы испытали.

Когда я узнала, что у меня миома, мне было 33 года. Сейчас мне 45 лет, я 9 лет ходила, зная, что у меня миома. С каждым годом увеличивалась, конечно. Я посещала много врачей и выполняла все те требования, которые врачи говорили. Результаты были довольно-таки плачевные, так как миома увеличивалась из года в год. И когда уже примерно два года назад мне сделали операцию. Год и десять месяцев я не спала, у меня были головокружения из-за большой потери крови, очень плохо, низкий гемоглобин, и я понимала, что мне нужно делать операцию, другого выхода просто не было, к тому времени миоме было уже 16 недель и матка была 145 мм, со множеством узлов, и моя ситуация была уже такая что других вариантов просто нет — нужно делать операцию. Выбирала, какую мне нужно делать операцию. Прошла очень много врачей, все врачи говорили, что нужно удалять матку. Я не хотела удалять матку. Случайно нашла в интернете ролик Дмитрия Михайловича Лубнина, где он рассказывает о миоме и о лечении, говорит, что не нужно пить травки, ходить к бабушкам. Нужно делать операцию, и существует несколько видов операций. И так я пришла к нему на прием, попросила, чтобы мне сделали эмболизацию. Сразу сказала, что я не хочу удалять матку, а с моими результатами на тот момент решиться на такую операцию не так-то просто. Мы прошли обследование и консилиум проходили для разрешения операции, и я сказала что готова пройти всё, потому как не хочу удалять матку, так как это орган, который необходим человеку, раз он есть в организме. Дмитрий Михайлович согласился на эту операцию. И вот, почти два года назад мы сделали эту операцию в январе 2012 года, и до сих пор я прохожу у него наблюдение. Матка моя уменьшилась со 150 до 55 мм. Результат, который мы получили, он очень хороший, я очень довольна и благодарна, что сделали такую операцию, и матка сохранилась, приобрела ту форму, которая должна быть у женщины. Есть ещё некоторые остаточные явления, но с таким количеством узлов которое было, Дмитрий Михайлович предупредил, что будет довольно длительный процесс выхода узлов. Моё состояние сейчас, моё здоровье изменилось, конечно, в лучшую сторону. Я сплю ночами, в свои критические дни, чего я не делала до операции — я абсолютно не спала ночами, было очень сложно и очень тяжело. Теперь не жалею. Ни одной минуты не жалею что сделала такую операцию и очень довольна результатами. И, наверно, я бы действительно посоветовала бы любой женщине в ситуации как, например, у меня или удалить матку, весь орган полностью, или сохранить. Пусть это новый метод, и всё-таки организм останется в целостности и сохранности. Я знала на сто процентов, что я не буду удалять свою матку и искала такой способ, чтобы сохранить мой организм таким, какой он есть, потому как последствия после удаления матки не понятно какие бывали…

— А вам не показалось что это не лучший метод?

Я слышала об эмболизации несколько лет назад, но почему я тогда не решилась. Может быть не доверяла врачу, я не знаю. Может, потому что она только тогда началась — эмболизация. Я послушала и ушла. И когда действительно наступил тот момент, когда нужно принимать решение, потому что дальше жить так не возможно, я очень благодарна, что познакомилась с Дмитрием Михайловичем. Правильно поступила, что сделала такую операцию.

— Если бы была такая возможность, когда бы вы сделали эмболизацию? Два года назад в самом начале заболевания?

Вы знаете, я наверно как все женщины. Мы принимаем решение уже тогда, когда нет этой подушки безопасности, когда говоришь себе «ну завтра, завтра сделаю что-то» и когда уже было состояние, что я практически упала в обморок. Было сильное головокружение и потеря крови. Только тогда я решила, нужно что-то делать. И почти каждая женщина принимает такое решение, когда наступает критический момент. Она понимает, что нельзя жить в том состоянии, в котором живешь, поэтому я начала искать те методы, которые мне нужны.

— Как прошла операция?

Операция очень не сложная. И не страшная. Конечно у любого человека есть некий страх перед операцией, он ощущает этот страх. Сама операция, наверно, минут 15–20 была. Абсолютно не больно, поставили какой-то укол, ничего сложного в операции не было, все корректно и не очень больно. Мы женщины достаточно много терпим боли, и такую операцию, наверно, вытерпеть очень легко. После операции нужно было лежать. Четыре часа не двигаясь, вот это наверно самое сложное уже после операции, но не во время операции и не до неё. Дмитрий Михайлович был рядом, он приходил каждый час-полтора, делал обезболивающие уколы, и поэтому это время прошло достаточно хорошо и безболезненно. И на следующий день меня уже выписали, то есть в 12 дня я пришла в клинику, и в 12 дня на следующий день меня уже выписали. Месяц я не работала, была дома, со своими этими проблемами, узлами. У меня работа очень подвижная, очень много командировок. В январе я сделала операцию и в конце февраля я уже поехала в первую командировку. И в принципе всё было нормально, не было таких болей, которые я не могла бы вытерпеть. Всё протекало достаточно лояльно. Удаление узлов из организма происходит постепенно. Абсолютно всё терпимо. Сказать, что было как-то больно, скорее, нет, я не могу этого сказать, у меня таких случаев не было. Один раз посреди ночи мне было очень больно, я поняла что из меня выходит узел.

— Вы говорили, что Дмитрий Михайлович предупреждал что операция может быть длительной?

Нет. Операция действительно не длительная, может 30 минут мы были в операционной, не очень долго всё происходит.

— А Борис Юрьевич и Дмитрий Михайлович вас развлекали?

Да, ну да. Конечно, они разговаривали и шутили. Борис Юрьевич и Дмитрий Михайлович очень лояльные люди, очень веселые и очень коммуникабельные, с ними легко было на операции и очень спокойно, поэтому время прошло очень быстро.

— В какой момент вы поняли, что вот она — польза?

Первые результаты появились через месяца 3–4, через полгода, не скоро, не всё сразу. Но когда начали появляться эти хорошие результаты, почувствовала сразу и по организму. Наверное гемоглобин повысился, ночей бессонных стало меньше, переживаний меньше, тревог меньше. И как-то более спокойная жизнь началась, наверно через полгода.

— То, что этот метод хорош, мы поняли. А продолжили ли вы наблюдаться у тех врачей, у кого вы были до операции?

Нет, к тем врачам я больше не ходила. Однажды я отдыхала в санатории в Кисловодске, и решила что нужно наверное сделать УЗИ, давно к Дмитрию Михайловичу не ходила, пойду-ка я сделаю УЗИ. Я записалась на прием, и когда доктор спросила с какой проблемой я пришла, я рассказала, что я сделала эмболизацию. Доктор возмущенно сказала, что я очень глупо поступила, что нужно было матку вырезать и выкинуть, что я глупая женщина, мне 45 (тогда еще было 44 года), что мне этот орган уже полностью не нужен, и я сделала абсолютно всё неправильно. Я встала и ушла, я не стала делать у неё УЗИ. Она спросила: «И что? Ты даже УЗИ не хочешь делать»? Я ответила: «Нет, не хочу, я наверно ошиблась, что пришла на приём». Я ушла и всё. Для себя решила, что вряд ли я буду посещать других врачей, мне достаточно того, что Дмитрий Михайлович меня ведёт. Я прихожу к нему, и я знаю что со мной происходит. Я не могу сказать, почему такая агрессия у врачей, но все мы люди разные и у каждого свое мнение, как нужно делать правильно. Каждый человек имеет свою компетенцию. У кого-то была такая практика, сложилось впечатление, что другого варианта просто не должно быть, что удаление — это единственный выход. У другого есть свои варианты, и не обязательно делать, так, как предлагает один человек. Можно сделать ещё и по-другому. Не бывает одного варианта, всегда есть несколько. В зависимости от того, как люди понимают это, так об этом и говорят.

— Почему вы поверили в то, что эмболизация — это не какой-то непонятный вид лечения, что Дмитрий Михайлович и Борис Юрьевич работают в области доказательной медицины, и не лечат травками? Что они знают что делают?

Я пила много травок, всякие щётки, розовые щётки, боровые матки, все гинекологические сборы. Всё, что можно было, всё пробовала. И результатов не было. Наоборот — миома росла из года в год, увеличились узлы, и поэтому я понимала, что нужна операция, что другого выхода просто нет. О том, какая операция, мне, наверно, нужно было принять решение, единственное моё решение — это оставить матку. Я не хотела удалять орган из организма. Несмотря на возраст.

— Есть ли у вас подруги с такими же проблемами? Что бы вы им рекомендовали?

У меня есть подруги, есть знакомые с такими же проблемами, как у меня. Когда мы общаемся, я, конечно же, рекомендую эмболизацию. По своему опыту, просто рекомендую им. Остался организм, такой, какой он есть, но проблема ушла. И действительно, в нашем возрасте в 45 лет много женщин имеющих такие проблемы, и наверно правильный вариант оставить свой организм целым и сохранным. У каждого есть свой выбор. Если врач рекомендует вот так вот, и больше нельзя, и человек с этим соглашается. А если человек понимает что то, что ему нужно, то он идет на эмболизацию. Это мои рекомендации любой женщине: не надо ничего бояться, это не страшно, не больно, есть хорошие результаты. Тем более с моей проблемой, которая у меня была. Я очень рекомендую этот метод.

— Ваша подруга в итоге пошла по совету?

Да. Идёт на эмболизацию. Убеждать пришлось недолго. Она просто смотрела на меня, что со мной было до операции и что после. Что нужно оставить свой организм в сохранности и нужно сделать операцию, поэтому она пойдет на эмболизацию.

— Если человек с любым, непростым диагнозом, получает лечение у своего врача в обычной больнице либо поликлинике, как ему убедится в том, что ему предлагают то, что надо?

Нужно пройти несколько клиник. Получить информацию нескольких врачей. Почитать информацию о способах, методах. Нужно сходить к нескольким докторам, послушать разные мнения, много мнений, чтобы выбрать, что-то своё. У каждого своё мнение, своё решение. Нужно сделать выбор, приемлемый для себя.

— Вы о чем-то жалеете, в вашей истории?

О том, что я сделала эмболизацию, нет, конечно, не жалею. Я рада, что мы её сделали. Очень довольна результатами и жалеть здесь совершенно не о чем. С моими результатами неизвестно чем могло все закончиться. Абсолютно ни о чем не жалею.

— А то, что травами лечились, как сейчас воспринимаете?

Я и сейчас пью травы, я люблю чай с травами. Это напиток, это абсолютно не лекарство, это совершенно ничего не дает для уменьшения тех проблем, которые уже есть. Травы это не лекарства.

— Ваше пожелание, что-то вдохновляющее?

Я хочу пожелать всем нам женщинам здоровья, потому что оно очень важно для нас. Не бояться эту операцию. С моим результатом и с моим количеством узлов, 16 недель, что у меня было, я получила хороший результат. Рекомендую делать такие операции, мой организм целый, все мои органы во мне. Я, как только представляла что меня разрежут, что нужно выкинуть матку… я как представлю себе скальпель, что меня разрежут — я начинала плакать и уходила из кабинета. Плакала почти в каждом кабинете, не могла представить, что меня разрезали, я просто не хотела. Поэтому я очень довольна, что я сделала эмболизацию и нашла в Интернете Дмитрия Михайловича, посмотрела все его видео, поняла, что мне это подходит и нравится, что не буду себя разрезать, что мне не надо этого делать. Есть другие варианты, которые могут сохранить организм целым. Я очень рекомендую, если у женщины такие проблемы как у меня, то это очень хороший вариант для меня, для женщин, это решение тех проблем, которые у нас есть.

Оставить свой отзыв
Смотрите также
Удачная беременность после ЭМА...
Sorroka
Две недели назад мне сделали ЭМА, спешу поделиться своими впечатлениями!...
Yanusia
Опыт ЭМА, Елена
Рассказ Натальи
Рассказ Елены
ЭМА в Европейской клинике...
Татьяна